13:46 

The Only Time

Helleborus_Nox
Название: The Only Time
Автор: Helleborus_Nox
Бета: -
Фандом: оригинальное произведение
Рейтинг: NC-17
Тип: слэш
Жанр: драма, романс
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Артем еще раз огляделся вокруг – не мелькнет ли где знакомая зеленая куртка. И только тут обратил внимание, что он на остановке не один. Неподалеку от него стоял мужчина лет тридцати-тридцати пяти, с сигаретой в зубах. Судя по снегу, припорошившему его плечи и поблескивающему в коротко стриженых волосах – давно стоял.
Примечание: работа написана по заявке "В честь новогоднего настроения".

Часть 2

На часах было около восьми, когда Влад Яновский закончил с делами. Офис уже опустел – в честь Нового года он разрешил уйти после обеда всем, у кого не было срочной работы. Народ радостно похватал куртки и разбежался. Кто-то торопился к семье, кого-то ждали друзья… Небольшая горстка сотрудников собиралась засесть в ближайшем злачном заведении, пропивать щедрую праздничную премию. Они даже позвали шефа с собой, но тот, как всегда, отказался.
Он считал, что начальник должен соблюдать определенную дистанцию с подчиненными. Да и к тому же принципиально не пил за рулем.
Оставшись в одиночестве, Яновский ослабил узел галстука, включил погромче любимую радиостанцию, крутившую старый рок, и углубился в работу. Со всеми отчетами было покончено еще на прошлой неделе – они успешно закрыли очередной год. Бухгалтерия постаралась и отправилась на заслуженные каникулы. Юристы тоже не подвели. С архитекторами, как всегда, было сложнее…
С ведущим специалистом незадолго до праздников пришлось попрощаться – слишком часто он уводил на сторону клиентов конторы. Влад обычно закрывал глаза на мелкую подработку «мимо кассы». В конце концов, не воровать русский народ не может. Но когда главный архитектор начал наглеть и хапать довольно крупную рыбу, Яновский заставил его освободить место.
Быстро найти замену специалисту такого уровня не получилось. Из своих ребят поставить тоже было некого, не дотягивали. Пришлось шефу самому тряхнуть стариной и взяться за проект, который фирма должна была показать заказчику сразу после новогодних каникул.
Когда-то Влад занимался именно этим – чертил сам, проверял чужие работы, тонко лавируя между пожеланиями клиентов и нормативами… Ему не особо нравилось это занятие, но получалось у него хорошо. И за это прилично платили.
Лет пять назад, когда очередной начальник-идиот его достал, Яновский ушел в «свободное плавание». Организовал свою проектную контору с небольшим стартовым капиталом и парой постоянных сотрудников. Брался за любые, даже самые мелкие заказы – от планировки парковок до благоустройства скверов. Поначалу было тяжело, работать приходилось сутками, за гроши, чтобы заработать себе имя и место под солнцем.
Постепенно ему удалось вывести фирму на достойный уровень. Набрать в команду классных спецов. Перебраться из подвала на окраине в приличный офис. Контора поднялась настолько, что они начали принимать участие в тендерах и делать действительно большие заказы. Генпланы гигантских территорий с планом перспектив развития на ближайшие двадцать лет. Проекты огромных торговых центров и коттеджных поселков.
Влад вел переговоры с заказчиками, подписывал договоры, ездил на совещания в администрацию города, участвовал в торгах… Сам он не чертил уже давно, но внимательно следил за тем, чтобы его ребята не лажали. Нужно было держать марку.
Поэтому с главным архитектором он расстался быстро и без сожалений, несмотря на многолетнее сотрудничество. Чем в очередной раз подтвердил свою репутацию человека, которому дорогу лучше не переходить.
Яновский умел быть дружелюбным и убедительным, что располагало к нему клиентов. Он находил подход к каждому – хоть к прорабу на стройке, хоть к гнущему пальцы депутату, хоть к секретарше в приемной очередной важной шишки. Но одновременно с этим соперники и конкуренты знали его как жесткого человека, который не прощает обид и не идет на уступки. Норма жизни – иначе бизнес не удержать. И привычка перекусывать глотки ему была гораздо ближе, чем глянцевая «рекламная» улыбка. Хотя держал он ее безупречно.
Влад всегда отвечал за свои слова и поступки. Поэтому тридцать первого декабря и сидел в пустом офисе, доделывая чужую работу – он сам принял то решение об увольнении, и теперь должен сам разгребать образовавшиеся завалы.
Хотя… сказать по совести, ему все равно было нечем заняться на праздники.
В последний раз просмотрев документ со списком правок, Влад разослал его по корпоративной почте всем участникам проекта и закрыл ноутбук. Встав из-за стола, он подошел к окну – посмотреть на улицы вечернего города.
Четыре часа до Нового года. Повсюду иллюминация, на тротуарах толпы людей – кто-то торопливо тащит домой елку, кто-то мечется по магазинам, кто-то играет в снежки, и все через одного вырядились в красные колпаки… Черт бы побрал семейные праздники.
Яновский отвернулся от окна и обвел взглядом свой офис. Огромное пространство, разделенное лишь условными перегородками, холодно мерцающие лампы дневного света, заваленные распечатками столы… Непривычно тихо, даже радио не спасает. Улей опустел на целую неделю.
И, объективно, оставаться здесь больше нет причин. Все дела переделаны. В ближайшие несколько дней звонков по работе не будет, значит, телефон будет молчать. Не нужно уговаривать заказчиков, разбираться в косяках сотрудников, вникать в отчеты... Теперь у него есть прорва свободного времени.
Каждый год он сталкивался с этой проблемой.
Яновский привык планировать свой день заранее и жить по строгому расписанию, рационально расходуя каждый час. Но до последнего момента он не задумывался о том, как проведет каникулы. Все нормальные люди радовались возможности отоспаться, уделить внимание семье, хобби, да и просто побездельничать всласть... Но то ж нормальные.
Семьи у Влада не было. Как, впрочем, и хобби. Спортзал он посещал три раза в неделю, этот график не менялся годами. Телевизор не смотрел. Мест общественных сборищ старался избегать. Единственным его занятием была фирма. Правильно сказал тот человек, который назвал бизнес не работой, а образом жизни...
И все бы ничего, если бы временами четкий механизм жизни не давал сбой. Тогда с Яновским, таким уверенным в себе и целеустремленным человеком, случались острые приступы одиночества. Никого нет рядом. Некому позвонить. Нечем заняться. Полная растерянность.
В такие дни бывало особенно тоскливо возвращаться домой, в холостяцкую квартиру, где приходящая домработница уже убралась, нагладила рубашек и оставила ужин в микроволновке. Но тянуть время больше было уже нельзя. Влад упаковал ноутбук и документы в портфель, надел пальто, вырубил питание и свет, запер дверь… Алгоритм был отработан до автоматизма, он частенько уходил последним.
Спустившись на лифте на первый этаж, Яновский сдал ключи на пост, дежурно поздравив охранника с наступающим.
- И Вас также с наступающим, Владислав Сергеевич.
Судя по энтузиазму, с которым парень в форме его проводил, Яновский был последним задержавшимся не только в своей конторе, но и во всем бизнес-центре.
Выводя машину с подземной парковки, Влад прикинул, не заехать ли куда-нибудь по дороге домой. Иногда, когда проблема свободного времени вставала перед ним в полный рост, он выбирался куда-нибудь поужинать и послушать музыку. Но сейчас наверняка везде не протолкнуться от толп празднующих. А сидеть в одиночестве среди веселящихся людей – то еще удовольствие.
Может, стоит напиться? Как последнему алкашу, вдрызг, чтобы на утро не помнить ничего... И всю неделю так. Вырезать из жизни, как неудачный дубль. Смонтировать. И продолжать дальше, будто этого не было.
Забавно, что он, весьма умеренно употребляющий алкоголь, начал задумываться о прелести запоев. Но, хоть и весьма скверный, это был все-таки план.
Яновский вырулил на площадь Свободы, поехал по Варварке, дальше — Зеленский съезд и набережная. Он не торопился, много курил, слушал радио. Машин на дорогах было немного — даже на Канавинском мосту, где в будние дни обычно собирались километровые пробки еще на подъезде. Владу нравилось движение, как и для многих автомобиль для него был чем-то большим, чем просто средством передвижения.
Или рвануть куда-нибудь? Заехать домой за вещами, провести ночь в дороге, с музыкой и термосом кофе, под утро быть уже в Казани. Красивый город, жаль, бывал только проездом... Можно остаться там на пару дней и поехать дальше. Продолжать путь, сколько хватит времени и желания. Была же когда-то тяга к открытиям, путешествиям… Куда все подевалось?
Доехав до своего района, Влад остановился за полквартала от дома и вышел в ближайший супермаркет за сигаретами. Проходя мимо остановки, он обратил внимание на парня, с размаху пнувшего мусорный бак.
Пьяный шумит?
Молодой человек запрыгал на одной ноге, сдавленно чертыхаясь. Идущий мимо Яновский вскользь мазнул взглядом по лицу буяна – распухший нос, покрасневшие, какие-то отчаянные глаза, нездоровый румянец...
Оставив его позади и продолжая путь, Влад автоматически продолжал составлять мысленный портрет. Родинка на правой щеке. Светлая челка. Глаза тоже светлые – серые или голубые. Обветренные, тонкие губы.
Лет двадцать, не больше. Дурацкая яркая куртка. Цепь на правом боку свисает почти до колена.
Спустя два десятка шагов, уже на пороге магазина, Влад понял, что это лицо ему смутно знакомо.
Я его где-то видел… Но где?
Яновский покачал головой, отгоняя от себя привязавшуюся идею – с малолетними неформалами, громящими мусорные баки, он знакомств не водил.
Взяв корзинку, Влад решил прогуляться по рядам с продуктами и разным барахлом. Ему ничего не было нужно, домработница сама покупала все необходимое. Но дома все равно было нечем заняться. Поэтому Яновский лавировал между людей с полными телегами еды и с интересом разглядывал груды товаров.
Мандаринов что ли взять? Оливье там, буженины… Что еще полагается на праздник? Включить камин, поставить какой-нибудь хороший фильм, и залечь с кучей еды на всю ночь.
С пьянства потянуло на обжорство… Огласите весь список смертных грехов, пожалуйста.

- Извините, Вы не могли бы мне помочь?..
Влад обернулся. Рядом стояла эффектная блондинка в бежевом пальто, и, ослепительно улыбаясь, показывала на бутылку шампанского на самой верхней полке. Яновский вежливо улыбнулся в ответ и легко подал просимое. Краем глаза он отметил, что точно такие же бутылки целой горой стояли в двух шагах от них – только руку протяни.
Блондинка взяла шампанское, задев его руку кончиками наманикюренных пальчиков, и, кокетливо закусив губу, еще раз улыбнулась:
- Спасибо, Вы меня спасли!
Влад усмехнулся, проследив за цепким взглядом, направленным на его пустой безымянный палец правой руки. Блондинке было от двадцати до тридцати пяти – сложный макияж абсолютно стирал все метки возраста. Хорошо одетая, благоухающая… с голодными глазами.
- А Вы не знаете, где в этом магазине шоколад? Я его ищу-ищу… - девица кокетливо похлопала ресницами и беспомощно развела руками.
- Понятия не имею. – Яновский круто развернулся, не давая блондинке продолжить разговор, и пошел прочь, делая вид, что очень спешит.
В женской среде Яновский считался завидным женихом. К пресловутому возрасту Христа он многого достиг: своя фирма, хорошая машина, просторная квартира, полный набор современных благ. Влад следил за собой, как лицо компании всегда представительно выглядел, был галантен и надежен, как танк. Частенько клиентки после делового обеда приглашали его на дружеский ужин, молоденькие девочки на работе строили глазки… Абсолютно посторонние женщины, такие, как блондинка с шампанским, пытались завязать знакомство. Отчасти, поэтому Влад недолюбливал общественные места.
Любой другой мужчина на его месте пользовался бы ситуацией, пачками пропуская женщин через свою постель, но…
Проходя мимо стоек с журналами, Влад с интересом глянул на очередное мускулистое тело на обложке «Men’s Health».
Яновский предпочитал мужчин. И с ними ему категорически не везло.
Манерные, пригламуренные геи были ему отвратительны. Женатые пузатики, ищущие приключений на стороне – тоже. Вульгарные малолетки раздражали до зубовного скрежета. Быдловатые «мачо» казались смешными и нелепыми. Список можно продолжать еще, но самое главное – поставить в противовес было некого.
Влад несколько раз велся на хорошую речь и симпатичное лицо, но каждый раз все развивалось по одной и той же схеме. Редкие встречи. Разумная щедрость со стороны Яновского. Растущие запросы любовника. Капризы. Требования. Усталость. Влад понимал, что он тоже не подарок – со своим графиком работы, нежеланием афишировать отношения и прочими тараканами. Однако терпеть не мог, когда его использовали. Поэтому уже два или три года ни с кем не сходился близко. Как раз тогда фирма пошла на взлет, не до того было.
Время от времени он все же заглядывал на сайты знакомств и в гей-клубы, в поисках подходящего объекта. Но то ли с возрастом он начал лучше разбираться в людях, то ли просто устал от всего этого.
Одному гораздо проще. Только вот чертовы праздники…
Оставив пустую корзинку, Влад прошел к кассе, попросил пару пачек сигарет и, доставая бумажник, внезапно вспомнил, где видел парня с остановки.
Весной этого года, на майские праздники у него выдался свободный вечер и Яновский пошел в гей-клуб. Он пробыл там совсем недолго – не выдержал пестрой, кривляющейся толпы и той пьяной разнузданности, которая творилась на танцполе. Сидя с сигаретой и чашкой кофе у барной стойки, он увидел его… Парень подошел за парой пива, проторчал рядом три минуты и скрылся с бокалами в толпе.
Это не был разряд молнии, отнюдь. Но чем-то мальчишка его все-таки зацепил. Потом Влад искал его глазами и даже нашел, лихо отплясывающего в компании друзей. Но подходить не стал, слишком много людей было вокруг.
Неужели действительно он?
Сегодня Яновский видел его мельком, в темноте, с тенью от капюшона на лице и распухшим носом. Вполне мог обмануться, да и на память спустя столько времени нельзя положиться. Но светлая челка и родинка на щеке запомнились ему тогда очень хорошо и теперь, как живые, стояли перед глазами.
Надо проверить. Может, живет где-то рядом… На остановке стоял, наверное, уже уехал.
Торопливым шагом покинув магазин, Влад поспешил обратно. Парень был там же, где и двадцать минут назад. Яновский остановился неподалеку – так, чтобы держать объект в поле зрения. Распечатал пачку, закурил и принялся осторожно наблюдать.
Первая сигарета еще не дотлела до конца, а Влад уже как следует разглядел объект своего интереса. Похоже, он был изрядно простужен. И явно кого-то ждал. То и дело оглядываясь по сторонам, он пробегал невидящими глазами по Яновскому, пытаясь заглянуть ему за спину.
Вторая сигарета последовала за первой. Парень продолжал вертеться на месте, чихать, кашлять и шмыгать носом практически без перерыва. Ждать кого-то на холоде, в таком состоянии – большая глупость. Кто бы это ни был. И почему бы просто не позвонить? Не уйти в тепло? Не послать его к черту и поехать домой, в конце концов? Праздник ведь на носу…
Третья. Планы уйти в запой и уехать в Казань отошли на самый край сознания. За спиной погасли витрины супермаркета – десять часов. Парень ждал. Влад как последний придурок торчал рядом, медленно превращаясь в снеговика.
Интересно, что будет дальше? Если дождется – тогда понятно. А если нет? Предложить подвезти? Мы ведь даже мельком не знакомы… Он меня пошлет и будет прав.
Четвертая. Когда парень зашелся очередным, особенно жестким приступом кашля, Влад едва не кинулся к нему, чтобы поддержать. Но вовремя остановил себя, представив, как это выглядело бы со стороны. Хотя… еще полчаса на холоде и сюда наверняка нужно будет вызывать скорую.
Щелкая зажигалкой, чтобы подпалить пятую сигарету, Влад поймал на себе первый осмысленный взгляд объекта своего внимания и приветливо улыбнулся. Тот торопливо отвел глаза. Яновский мысленно выматерился и уставился прямо перед собой. В России не принято быть вежливыми с незнакомцами. И то, что он за время на остановке успел сродниться с этим парнем, совсем не считается.
Сам себе придумал какую-то ересь, старый дурак. Нашел себе занятие в канун Нового года – стоишь, пялишься. Еще пять минут и он уйдет, а ты опять останешься один. Лучше сейчас пойти домой, пока сам не заболел.
- Извините, можно одолжить у вас телефон? Очень нужно позвонить, а мой разрядился.
Так вот почему…
Яновский медленно покачал головой. Разумеется, у него был с собой мобильник. Но он не собирался давать его парню, увешанному соплями, как новогодняя елка – серпантином. Кого бы тот ни ждал, Влад хотел, чтобы он не дождался. Если эта встреча не состоится… кто знает?
Когда молодой человек повернулся к нему спиной, возвращаясь на свое место, Яновский быстро и аккуратно поставил телефон на беззвучный режим. Еще не хватало, чтобы он зазвонил и выставил своего хозяина полным идиотом.
Парень подошел к обочине, явно высматривая маршрутку. Влад шагнул к нему, подавив нелепое и неуместное желание удержать за плечо. Хочет уехать. Значит, все-таки не местный…
Влад нервно закурил. Во рту от сигарет все пересохло, но голос прозвучал естественно и ровно, когда он заметил, что общественный транспорт уже не ходит. Объект интереса обернулся и печально улыбнулся в ответ на комментарий.
Яновский протянул ему полупустую пачку сигарет и зажигалку. Парень прикурил, чуть прищурившись на язычок огня. В свете электрического фонаря его глаза отливали серебром. У рта залегли глубокие тени, кожа имела очень нездоровый оттенок. Даже постороннему человеку было понятно, что он находится на пределе сил.
Вы в порядке?.. Вам нужно в тепло, позвольте мне… Нет, не так.
Мы теперь отсюда только на такси уедем. Может, напополам? Вам в какую сторону? Или…

Перебирая в уме подходящие вопросы для продолжения разговора, Влад внезапно спросил то, что на самом деле интересовало его больше его. И даже получил ответ. Но красноречивей всего была реакция парня, когда он понял, что именно сказал. Яновский успокаивающе улыбнулся, показывая, что все в порядке.
И этим, кажется, напугал объект своего внимания еще больше. Едва слышно вздохнув-переведя дух, Влад посмотрел в небо. Снег все идет. До Нового года почти два часа. И это будет чудо, если он согласится, но сейчас самое время для чудес.
- Думаю, нам обоим ждать уже хватит. Стоит пойти куда-нибудь согреться, и отметить праздник кружкой глинтвейна. Раз уж так вышло, что мы друзья по несчастью.
Маловероятно, что хоть в одном окрестном заведении найдется свободный стол, но чем черт не шутит? Парню нужно в тепло, а мне нужна его компания.
Яновский протянул руку для знакомства и, наконец, узнал имя «друга по несчастью». Не давая Артему опомниться, он потащил его за собой. На ум вовремя пришел неплохой паб, куда Влад иногда заходил пропустить кружку-другую пива с гренками и посмотреть футбол.
Они перешли через дорогу, прошли залитую светом уродливую громадину «Золотой мили» и вырулили к питейному заведению. Яновский уверенно завел Артема внутрь и огляделся. Бар был забит до предела, как муравейник. От обилия людей и серпантина рябило в глазах. Часть столов была сдвинута в сторону, чтобы освободить пространство для танцев. Но паре пьяных девиц места явно не хватило и они, спотыкаясь, лезли на барную стойку, собираясь исполнять что-то зажигательное. В воздухе летали красные колпаки и детали женского гардероба. Из цокольного этажа, где располагалось караоке, доносилось нечеловеческие вопли.
При других обстоятельствах Яновский немедленно развернулся бы и покинул эту вакханалию. Но, мельком глянув на Артема, он понял, что парень не в состоянии идти куда-то дальше… Да и не факт, что где-то еще будет лучше.
Ладно, один раз можно и потерпеть. В конце концов, ситуация… нетипичная.
За плечо оттащив от дверей Артема, Влад едва успел спасти его от столкновения с вдрызг бухим телом, направившимся на свежий воздух. Высмотрев в толпе тугой русый пучок, Яновский махнул рукой, привлекая внимание знакомой официантки.
Оксана частенько обслуживала его стол, когда он сидел здесь. И каждый раз он оставлял ей более чем щедрые чаевые. Влад всегда прикармливал официантов, как рыбу, в местах, где время от времени бывал. Себя это всегда оправдывало.
Вот и сейчас официантка, заметив его жест, резко поменяла курс движения и вырулила к паре, стоящей у дверей.
- С наступающим, Владислав Сергеевич. Стол Вы, кажется, не заказывали?..
- Да, но нам бы очень хотелось присесть… Оксаночка, будьте добры.
Оранжевая купюра будто растаяла в маленькой девичьей ладошке и официантка, взяв их на буксир, провела на второй этаж, в один из малых залов. Там было гораздо тише и темнее. Пахло мастикой и мандаринами. Свечи в камине бросали загадочные блики на стены, обшитые темным деревом. На буфете высилась гора бутафорских подарков. По углам ворковали парочки, совершенно не обращающие внимания на окружающий мир. И в окнах, обрамленных тяжелыми бархатными шторами, царила абсолютная, первобытная темнота.
Оксана убрала с крохотного столика табличку «зарезервировано» и, бросив любопытный взгляд на спутника Яновского, поинтересовалась:
- Вам как обычно или принести меню?
- Меню, пожалуйста.
Влад еще раз улыбнулся официантке и повесил свое пальто на стоявшую рядом вешалку. Артем расстегнул свою куртку, утрамбовал в кресло и устроился в ней как в гнезде психоделической расцветки.
С парнем явно творилось что-то неладное. Взяв из рук официантки меню, Влад незаметно наблюдал за Артемом поверх кожаной папки. Тот схватил сразу пару салфеток из зажима на столе и прижал их к лицу.
Сморкаться стесняется?
Похоже, что в тепле у парня с удвоенной силой потекли сопли. Он нервно сглотнул, с трудом отдышался, и взял еще пару салфеток… Зажим стремительно пустел, едва сдерживая Ниагару, хлещущую из носа.
Влад отвел глаза и принялся неторопливо изучать меню. Пролистав толстую папку от начала до конца и даже вычитав пару интересных фактов о местном пиве и особенностях приготовления десертов, Яновский спросил:
- Что ты будешь? Здесь отлично готовят баранину и лосося на гриле. И глинтвейн очень хорош…
- Чай. Только чай. Черный с лимоном, пожалуйста.
Яновский, поколебавшись, отложил меню. Настаивать в такой ситуации было… опасно. Артем явно собирался делать заказ, исходя из своих финансов. Кто знает, может, он воспримет предложение заплатить за него как оскорбление?
- Хорошо. Оксаночка, нам только чай, пожалуйста. С лимоном.
Судя по округлившимся глазам официантки, это было самое дорогое чаепитие в истории заведения. Влад улыбнулся. Ситуация его изрядно забавляла.
- Блять… - Артем скомкал последнюю салфетку и запрокинул голову. – Дошмыгался. Кровь пошла.
- Туалет на первом этаже, сразу направо. – Влад привстал было, чтобы проводить, но парень успокаивающе махнул рукой.
- Я сам. Сейчас вернусь.
Он встал, поправив сползшую на пол куртку, и пошел в сторону лестницы, стараясь держать голову запрокинутой.
Влад проводил его взглядом, непозволительно долго разглядывая стройную фигуру в потрепанных шмотках, и достал сигареты. Бросив взгляд на пепельницу, Яновский поморщился и курево убрал. В хрустальной посудине высилась целая гора скомканных сопливых салфеток.
Минут пять он поскучал. Дождался чая и замены пепельницы. А потом решил проверить телефон, так, на всякий случай… Достав мобильник из кармана пальто, Влад нахмурился. Два пропущенных звонка от инженера, ведущего их самый проблемный проект.
Что-то случилось? Видимо, важное, раз два пропущенных.
Бросив вороватый взгляд на лестницу, Яновский набрал нужный номер, решив, что успеет узнать, в чем дело и не спалиться.
- Алё, шеф?! Иик… Мы с ребятами поздравляем Вас с Новым гооодом!!! Слышите нас, шеф? Влаааадислааав Сссргеич?! Желаем Вам всяческих успехов, здоровья, счастья, и баааальшого финансового благополучия… И это, еще… Слышите нас, слышите?..
Слушая пьяного вдрызг инженера, звонящего, судя по фоновым звукам, из палаты для буйных психов, Яновский тихо сатанел.
Как же не вовремя…
- Вам тоже. Всего. Да, пока.
С трудом оборвав поток пьяного красноречия одного из своих лучших специалистов, Влад завершил звонок и поднял взгляд от скатерти. У стола стоял Артем, прижимающий к носу что-то подозрительно напоминающее кусок туалетной бумаги.
Парень посмотрел на телефон. На Яновского. На свою куртку.
И Влад понял, что он сейчас уйдет…


@музыка: Nine Inch Nails - Meet Your Master

@темы: тварьчество

URL
   

The Ivory Tower

главная