13:52 

The Only Time

Helleborus_Nox
Название: The Only Time
Автор: Helleborus_Nox
Бета: -
Фандом: оригинальное произведение
Рейтинг: NC-17
Тип: слэш
Жанр: драма, романс
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Артем еще раз огляделся вокруг – не мелькнет ли где знакомая зеленая куртка. И только тут обратил внимание, что он на остановке не один. Неподалеку от него стоял мужчина лет тридцати-тридцати пяти, с сигаретой в зубах. Судя по снегу, припорошившему его плечи и поблескивающему в коротко стриженых волосах – давно стоял.
Примечание: работа написана по заявке "В честь новогоднего настроения".

Часть 4

Спал от силы часа четыре.
Проснулся в семь сорок пять, как по будильнику, чувствуя себя удивительно бодрым и полным сил. Не лежал ни секунды, встал и, не тратя времени на поиск домашних туфель, прошлепал к окну босиком по прохладному полу. Распахнул шторы, вгляделся в новый день.
На улице было еще темно. Ничего удивительного для утра первого января. Весь мир проснется только ближе к обеду – ленивый, похмельный, сонный… И пробудет в оцепенении еще пару дней минимум, приходя в себя после бурной праздничной ночи.
Влад подмигнул своему отражению в окне и прошел на кухню. Щелкнул было кнопкой электрического чайника, но тут же спохватился и достал из шкафчика новенькую джезву. Купил по случаю пару лет назад, использовал от силы раз пять, все времени жалел… Что ж, чего-чего, а времени теперь было достаточно.
Вполне хватит, чтобы вскипятить молотый, чуть выдохшийся кофе. Дождаться пушистой пенки, ловко подхватить джезву с огня за секунду до побега и, капельку помедлив, снова отправить емкость на огонь, как инквизитор грешника…
Изрядно помаявшись с варевом, Яновский сидел потом на темной кухне. Слушал радио. Пил удивительно вкусный, обжигающий кофе – на пустой желудок, забыв про завтрак и традиционную утреннюю сигарету. Улыбался своим мыслям как последний придурок и отбивал босой ногой ритм привязавшейся мелодии.
Не заметив, проглотил две чашки, отплевываясь от прогорклой зернистой гущи. Сгрудил в раковину последствия варварского набега на кухню и перебрался в душ. Выкрутил воду похолодней, нырнул в кабинку, как в прорубь. Помылся с удовольствием, по-тюленьи шумно отфыркиваясь. Протопал к раковине, забыв про полотенце, оставляя за собой щедрые лужи.
Взялся за бритву и пену, стер испарину с зеркала, чтобы хорошенько разглядеть заросшую щетиной бандитскую рожу… И расхохотался как ненормальный, глядя на свое отражение.
Губы потрескались и облезли.
Целовался на морозе, как… подросток.
Восхитительно.
Слишком хорошо для такого старого, закостенелого дурака. Но с судьбой не спорят. И подарки ее не возвращают.
Тем более что невозможно вернуть так потрясающе потраченное время.
Минут сорок целовались, забывая дышать, не вспоминая про фейерверки, ради которых приехали, игнорируя весь окружающий мир с потрясающей самоуверенностью внезапно влюбленных. Чудо, что со склона не скатились – выплясывали ведь на самом обрыве.
Влад опомнился только когда почувствовал, что Артем отчаянно трясется от холода. С трудом оторвался от исследования губами трепетного горла, всполошился, усадил парнишку в машину… Завел задремавший двигатель, чтобы заработал климат-контроль. Поискал на заднем сиденье что-нибудь, во что можно укутать посиневшего Артема, но не нашел ничего подходящего и начал стаскивать с себя пальто.
- Не надо… не смей… Сам ведь замерз, все ресницы в инее.
Тема гладил Яновского по лицу, а тот улыбался и целовал невпопад его пальцы, пытаясь согреть своим дыханием. В теплом и темном нутре автомобиля их возня приобрела новый, смущающий оттенок. Если на откосе все было довольно невинно, то в машине… Крыша поехала капитально. Руки стали смелее, еще немного – и полезли бы под одежду, знакомиться с вожделенным телом, пробовать на ощупь восхитительно-упругую кожу. Не смущало ни место, ни столь скоропалительное знакомство, ни все возможные и невозможные протесты…
Тем более что Артем был очень даже не против.
Все казалось предельно правильным и разумным, как бы пошло не смотрелось со стороны. И Влад не остановился бы на достигнутом, если бы не жуткий кашель Артема. После очередного опрокидывающего приступа Яновский откинулся на спинку сиденья, с трудом перевел дух и взял в кулак всю свою волю. Далось это не без труда. И только после обещания самому себе, что все у них будет. Позже. При более располагающих обстоятельствах.
А сейчас надо позаботиться об Артеме. Он едва держится.
- Тебе стало хуже. Давай я отвезу тебя домой… Или в больницу.
- Не нужно в больницу… - Артем покачал головой и украдкой потрогал свои губы, распухшие от поцелуев. Будто тоже не верил, что все это происходит с ним, - Тем более что сейчас никто не работает. Это обычная простуда. Выпью лекарство и лягу спать. Завтра будет уже легче.
Влад недоверчиво хмыкнул, но настаивать не стал. Только уточнил:
- У тебя есть все, что нужно? Может, заедем в аптеку?
- Нет, спасибо, не стоит.
Яновский с трудом подавил желание проигнорировать вялые отнекивания и поступить по-своему. Отказы он принимал с трудом, а если считал, что прав и так будет лучше – то не принимал совсем. Баранье упрямство и привычка во всем руководить скверно сказывались на его характере. Отчаянно хотелось позаботиться. Парнишка, сам того не подозревая, оказался ближе чем кто-либо за долгое, очень долгое время. Это налагало на Влада определенную ответственность. Как и всякий собственник он временами бывал… категоричен.
Но талант переговорщика подсказывал ему, что пока не стоит пороть горячку. Первая встреча легко может стать последней, если в глазах Артема Яновский перейдет в категорию «маньяк какой-то».
Не дави. Не настаивай. Уважай его мнение (даже если на твой взгляд это идиотизм). Не лапай за коленку по ходу движения машины (даже если очень хочется). Рано. Пока – рано. На сегодня напора и наглости хватит, теперь надо действовать осторожно, чтобы не спугнуть.
Влад развесил в подсознании цветные стикеры с напоминаниями. Выбрал самый доброжелательный из своих оскалов, слегка подтаявший от запредельной искренности ситуации. И оглянулся, аккуратно, задним ходом выводя автомобиль с откоса, стараясь не задавить какого-нибудь случайного гуляку, перебравшего шампанского.
- Значит, в Щербинки?..
Артем кивнул ему с улыбкой.
У подъезда нужного дома на улице Голованова Тема неторопливо отстегнул ремень безопасности и притих, явно не собираясь убегать сломя голову. Ободренный этим фактом, Яновский обнял его одной рукой, притянул к себе ближе и ласково поцеловал в висок – больше жалеюще, чем вожделеюще.
- Береги себя… – Не пропадай. Пожалуйста.
- Конечно, – Артем потерся носом о колючий подбородок, – Сейчас приму таблетку и на боковую. Завтра точно будет лучше. Я напишу тебе, как проснусь, чтобы ты не волновался. У меня ведь есть твоя визитка…
Просить номер Артема «для надежности» Яновский не стал. Это выглядело бы жалко. Проводив парнишку долгим взглядом, Влад снялся с места и поехал домой по объездной дороге, делающей изрядную петлю.
Надо было успокоить взъерошенные нервы.
Но мысли отказывались выстраиваться в логическую цепочку, скакали и прыгали как буйно помешанные, с которых впервые за долгое время сняли смирительную рубашку размеренной, предсказуемой жизни. Действительно, последние часы прошедшего года оказались изрядно богаты событиями…
И это вдохновляло.
Божечки, да когда в последний раз чувствовал себя таким живым? Таким… настоящим? Когда в последний раз сердце заходилось стуком, будто перед прыжком в неизвестность?
Даже если Артем не напишет. Даже если пропадет, как это обычно бывает, когда так отчаянно хочется обратного. Даже если они виделись один-единственный раз…
Эйфории от событий Новогодней ночи хватит на всю зиму. Достаточно, чтобы пережить гнетущие холод и темноту – до самой весны. По вечерам, вместо витаминов, можно будет вспоминать по паре минут откос и фейерверки, теплые улыбающиеся губы и колотящуюся жилку пульса на тонкой шее.
Влад подпевал радио, постукивая пальцами по рулю. Но чем ближе к дому, тем тише становился голос, тем быстрее выцветало его лицо, разглаживаясь в привычную равнодушную маску.
Грызло гнетущее чувство, будто по ошибке открыл чужой подарок. Вот сейчас небесная канцелярия обнаружит оплошность, и с извинениями вернет все как было.
Действительно, мало шансов, что напишет. Ждал же он кого-то там, на остановке. Долго ждал – значит с «друзьями» все серьезно. Новогодние приключения не в счет, болен, безумен был, не ведал, что творил… Забудет как сон, не зная даже, как запал в душу. Пойдет дальше, не оглядываясь – молод, вся жизнь впереди.
А тебе что останется? Слушать радио, теперь намертво завязанное на этого сопливого мальчишку, да сравнивать все, что будет дальше, с этой случайной встречей…

Уснул быстро, несмотря на мрачные мысли – сказались поздний час и прогулка на свежем воздухе. А когда проснулся, напился кофе и наулыбался на себя в зеркало, решил не лезть в петлю раньше времени.
Обещал же Артем дать знать о том, как себя чувствует. Значит, следующий шаг за ним. А чтобы не маяться неопределенностью и не изводиться ожиданием, Влад решил занять себя чем-нибудь полезным. Всяко лучше, чем кружить по квартире, как тигр по клетке.
Включил ноутбук, пожонглировал пару минут рабочими папками, но так и не смог сосредоточиться. Отложил дела, оглядел комнату, впервые за долгое время внимательно изучая место, в котором живет.
Точнее, как живет? Спит, ест, моется. Гостей не водит – вообще, не любит посторонних людей на своей территории, домработницу-то едва терпит, ибо надо. Лишнего барахла не плодит, шопоголизмом и прочими болезнями современного цивилизованного мира не страдает, хобби не имеет. Поэтому и квартира выглядит, как номер в хорошей гостинице: рациональная обстановка, подобранная со вкусом, но без уюта.
Проект делал знакомый дизайнер, работающий на его контору. Сделал хорошо, от души, хоть сейчас фотографировать для журнала. С тех пор, как Влад въехал после окончания ремонта, он ни одного кресла не передвинул. Не потому, что все идеально-удобно. Просто в голову не приходило что-то менять, всегда находились более важные занятия.
А было бы неплохо переставить вон тот стеллаж к рабочему столу, чтобы складывать на него папки с бумагами. И вон ту вазу выкинуть к чертям, стильная штучка, но на кой она ляд? Только пыль собирает…
Так и вышло, что днем первого января, когда все нормальные люди только отдирают головы от подушки, Влад Яновский увлеченно двигал мебель под кошачьи вопли «Гвоздей».
Перетряхнул кабинет, перешел в гостиную, оттуда, вконец раззадорившись – в спальню. Приготовил на выброс кучку хлама, которую наскреб по углам. Перебрал свою одежду, сложил часть в пакет, для домработницы – она найдет куда пристроить.
Прошел на кухню, похлебал горстью холодной воды из-под крана, переводя дух. Натолкнулся взглядом на разболтавшуюся дверцу кухонного шкафчика. Раз пошла такая пьянка, полез за инструментами в кладовку…
Так увлекся, что пропустил сигнал телефона, извещающего о новом смс. Проходя мимо стола, случайно зацепился глазами за плавно мерцающий мобильник и чуть не уронил на ногу молоток.
«Привет, это Артем. Я только проснулся. Мне гораздо лучше. А ты как?»
Яновский упал в кресло, переводя взгляд с телефона на молоток и обратно. Действительно, а как он? Чувствуя невероятную эйфорию от того, что все-таки дождался весточки, взялся писать ответ. Взрослый мужик, забыв обо всем, невнятно ухмылялся и строчил ответы, перебрасываясь смс-ками, как теннисным мячиком.
«Привет, я тоже только проснулся. Рад, что тебе лучше. Температура есть?»
«Есть, небольшая. Не мерил, градусник со мной в прятки играет. Но десны чешутся, значит чуть больше нормы.»
«Ты лечишься, я надеюсь?»
«Таблеток сожрал целую горсть!»
«А еще чего-нибудь? Тебе бы супа горячего…»
«У меня только колбаса и мандарины, боюсь, борща из этого не выйдет. ))»
Получив очередное сообщение, Влад с места в карьер рванул к холодильнику. Заглянул внутрь, вытащил кастрюльку, оставленную домработницей, сунул нос под крышку.
«У меня есть суп. Правда, не борщ, а солянка. Хочешь? Я привезу…»
«Ты что, потащишь мне солянку через весь город??»
«Да, мне не сложно. Тебе нужно хорошо питаться, чтобы поправиться. Намерзся же вчера, из-за меня в том числе. Так что давай я приеду. Выйдешь на минуту в подъезд, заберешь.»
Ответа не было долго. Так долго, что Влад успел в голове перебрать с дюжину вежливых и не очень отказов, которые Артем изобретал для него. И только через полчаса телефон запищал, принимая новое смс.
«Подъезд помнишь? Набери на домофоне 46…»
Разумеется, Яновский помнил подъезд. Пешком бы до него дошел, если бы понадобилось. Побросав инструменты, начал собираться.
Так и не найдя подходящую емкость, чтобы перелить суп, решил везти прямо в кастрюльке. Легкой рукой сгрузил полхолодильника в пакет, решив, что сам все равно не съест. Аппетит пропал напрочь, а больному мальчишке будет полезно…
В спальне, выбирая одежду, по привычке снял с вешалки костюм, но вовремя опомнился. Достал с нижней полки старый черный свитер и потертые джинсы – остались с незапамятных времен, все рука не поднималась избавиться, даже в этот раз в пакет не положил. В них будет лучше, без ненужной официальности. В конце концов, не на деловые переговоры собирается.
Нагрузившись продуктами, вымелся из квартиры. Заскочил в аптеку на первом этаже, измучил вопросами сонного фармацевта. Расплатившись за пакет лекарств, оставил на блюдечке для сдачи мандарин, широко улыбнувшись озадаченному аптекарю.
Сел за руль и с места в карьер – в Щербинки. К нему.
Кураж кружил голову. Сам того не подозревая, Артем наполнил смыслом эти праздничные дни, еще вчера обещавшие поглотить Яновского зыбучим песком. И теперь Влад гнал машину, с головой бросаясь в то, чего сторонился так долго. Даже не вспоминая, что ни разу за весь день не брался за сигареты. Другие стимуляторы были не нужны.
This is the only time I really feel alive…
***
Телефон ожил и заиграл вступление из «Numb», с жужжанием ползая по табуретке, стоящей около дивана. На волне разговора с Владом, Артем принял звонок не глядя, ожидая услышать его прокуренный голос.
- Привееет! С Новым годом! – На другом конце в трубку улыбался Стас.
- А… да, привет. И тебя с Новым.
- Ты… как вообще? – Савельев говорил осторожно, будто пробуя палкой опасный брод, – Собирался приехать вроде?
- Да, собирался, - Темыч отвечал, чувствуя нарастающее раздражение. Не из-за глупых вопросов проштрафившегося Стаса. А из-за того, что он не тот, кого Артем ожидал услышать, - И приехал.
- Черт, прости… Я вроде выпил всего-то ничего, но отрубился. Даже не слышал, как ты названивал. Куранты проспал. Друзья меня в ванну уложили и всю ночь без меня бухали, уроды. Хоть бы растолкали, что ли, такую ночь пропустил… Ну да ладно, это все фигня. Ты как? Нашел, куда приткнуться?
Артем неразборчиво промычал что-то в ответ, не желая вдаваться в подробности. Канун праздника прошел неожиданно круто, настолько, что до сих пор не верилось. И самому было смешно, как еще вчера сходил с ума, пытаясь дозвониться до этого… раздолбая. На улице мерз, ждал, словно манны небесной. Если бы не Влад...
- Ладно, раз вчера не получилось пересечься, может быть, сегодня увидимся? Давай в этот раз я к тебе приеду, чтобы по-честному. У меня еще бутылка виски осталась в заначке, я захвачу. Отметим на двоих, а?
Обычно в таких ситуациях говорят, что человек снял розовые очки. Но Артем почувствовал себя ровно наоборот. Будто был близорук, а теперь прозрел и в деталях увидел все несовершенство нарисованного воображением образа. Жалкая картинка. Особенно если сравнивать.
И словно кто-то другой отвечает спокойно, без злости, но и без всяких шансов:
- Извини, у меня другие планы на сегодня. Я тебе напишу, как освобожусь… как-нибудь на днях. Пока.
Нажал отбой, не вслушиваясь в ответные прощания. Укутался в одеяло и упал на постель, остро переживая нахлынувшее разочарование, отчаянно злясь на себя. Идиот. Нафантазировал себе всякой дури, поехал хрен знает куда, без адреса, без денег на такси. Не пятнадцать лет уже, чтобы так вляпаться… Сам виноват. Стас подвел, конечно. Но своей-то головой надо было думать!
А с другой стороны, если бы Артем не сорвался в Сормово, то не встретил бы Яновского. Не случилось бы все то, от чего до сих пор сладко ноет где-то под ребрами, заставляя с улыбкой кататься по дивану и грызть уголок подушки.
Весь прошлый вечер – безумие чистой воды.
Мозг окончательно отключился от температуры. Терять все равно было уже нечего. И вряд ли Влад поверит, что Темыч обычно так себя не ведет, не идет за первым встречным, не садится в чужие машины, не целует едва знакомых мужчин… Особенно учитывая, что Яновский узнал его по гей-клубу.
Но вместо того, чтобы слинять, когда была такая возможность, Темыч остался, продолжая делать глупость за глупостью, больше не заботясь о том, какое впечатление производит. Ему слишком льстило внимание человека, от которого шло стойкое ощущение силы – опасной, подавляющей, щекочущей нервы. Крыша ехала от того, как Влад смотрит, касается, говорит… От одного только звука хрипловатого голоса мурашки отплясывали дикую джигу на спине. Особенно, когда губы шептали в самое ухо.
После поцелуев, уже в машине, Яновский позволил себе лишнего – его руки вовсю гуляли под курткой Темыча, норовя вот-вот забраться под свитер. Но Артем не мог найти в себе силы сказать «нет», отказаться от происходящего. Завелся так, что еще секунда – и сам бы полез в штаны мужику, о котором знал только то, как его зовут.
Ни общих тем, ни совпадений, кроме одной радиостанции. Ни, тем более, достаточно долгого знакомства, чтобы выдержать приличное время, перед тем как… Чистая химия. То, с чем Артем никогда не сталкивался раньше, но когда это произошло, он точно знал, что нужно делать.
Хорошо, что Яновскому хватило воли остановиться (еще одно очко в его пользу). Отвез домой, не стал напрашиваться на «чашку кофе». Позаботился. Вообще, весь вечер носился с больным Темычем, как с писаной торбой. Поразительно, что человек с глазами бешеного хаски оказался настолько внимательным и чутким. Теме всегда раньше казалось, что такие типы прут напролом, без разбора, не особенно задумываясь о людях, которые попали под тяжелую руку.
Теперь он признал, что глупо вешать ярлыки, не узнав человека получше. Пожалуй, так же глупо, как со всеми отягчающими ехать к тому, в кого был заочно влюблен на основании недельной переписки.
И это абсурд – сравнивать двоих людей, столь непохожих друг на друга. Но, как показывала практика, Темыч вообще брезговал логикой, принимая решения. Поэтому, снова взяв в руки телефон, он написал Яновскому номер своей квартиры, соглашаясь на солянку.
Однозначно решая для себя, кого именно хочет видеть сегодня.
Положа руку на сердце, если бы они сразу дошли до конца, Артем постыдился бы связаться с Владом наутро. Выбросил бы визитку и постарался забыть обо всем. Но, при прощании, растаял от поцелуя в висок и само вырвалось обещание сообщить о самочувствии.
Разумеется, только для того, чтобы он не волновался. Исключительно.
Поэтому, едва проснувшись, Темыч полез в куртку, нашарил кусочек картона с номером и понеслось…
Первое впечатление часто бывает обманчиво. Неизвестно, каким Влад окажется при более близком знакомстве. Но для себя Артем уже решил, что хочет попробовать пойти дальше.
Можно было сказать, что жизнь его ничему не учит. Тем не менее, Яновский по всем фронтам показал себя человеком, которому можно доверять. Вот Артем и отважился ступить на тонкий лед…
Отправил смс. Залил нос очередной порцией дряни от насморка и скатился с дивана. Болезнь, конечно, частично оправдывает беспорядок. Но лучше все-таки убрать залежи высморканных салфеток и пустых чашек, образовавшиеся вокруг постели. И носки собрать, валяющиеся по всему полу. И футболку хорошо бы сменить, а то закапал чем-то…
Звонок домофона застал Темыча в ванной, когда он одной рукой чистил зубы, а другой приглаживал волосы. Кое-как прополоскав рот, Артем ломанулся к двери, спотыкаясь о брошенные посреди прихожей ботинки.
- Поднимайся на четвертый.
Вернув трубку домофона на место, Артем глянул на себя в зеркало, убедившись, что на лице не осталось зубной пасты. И внезапно озадачился серьезным вопросом. Как встретить гостя? Просто пожать руку? Поцеловать? Второе, пожалуй, уместнее. Но, черт, не в губы же… Щеки будет достаточно. Или?
Ситуация разрешилась сама собой, когда Темы открыл дверь. Яновский стоял на пороге, увешанный пакетами, с кастрюлей супа наперевес. С таким не до объятий.
Темыч посторонился, давая ему войти и махнул рукой в сторону кухни.
- Привет. Не разувайся, проходи так.
Влад все-таки снял туфли, опасно балансируя, и послушно поволок все в указанном направлении. Завалив гостинцами стол, поднял крышку с кастрюльки, давая любопытному Темычу в нее заглянуть. Проинструктировал:
- В маленьком пакете лекарства. Прочитай инструкции, пей по часам. И витамины тоже. Суп разогрей как следует. Кастрюльку при случае вернешь.
- А ты не останешься на обед? – Темыч изрядно озадачился, не понимая, куда Яновский засобирался.
Судя по выражению лица Влада, тот действительно не планировал задерживаться. Приехал только для того, чтобы передать еду и таблетки. Это окончательно покорило. Артем, не слушая возможных возражений, со смехом стянул с Яновского пальто, чтобы повесить на крючок в коридоре:
- Ты должен со мной поесть, обязательно. Возражения не принимаются.
Так и вышло, что Яновский стоял у плиты на крохотной кухне Темыча. Помешивал тихо побулькивающий на огне суп, источающий одуряющее-вкусные запахи, от которых слюна озером собиралась во рту. Посматривал на укутанного в одеяло Артема, разбирающего мешок с продуктами:
- Ты что, ограбил свадебный банкет? Куда столько всего? О, еще мандарины… Их поголовье в моем холодильнике достигло критического количества, скоро они захватят квартиру. Надо с ними бороться.
Не расходясь словами с делом, Артем очистил мандаринку от шкурки и разломил пополам. Одну половинку целиком отправил в рот, вторую протянул Владу. Тот поколебался, но предложенное все-таки взял. Губами. Невесомо коснувшись перепачканных соком пальцев Артема.
Промычал «спасибо» и отвернулся к плите, пристально заинтересовавшись супом. Темыч не менее внимательно начал изучать содержимое аптечного пакетика, чувствуя, как краска заливает по самые уши.
Ребячество. Ненужные условности, после всего, что было между ними вчера. Но по-другому не выходило никак. И, судя по поведению Яновского, эта проблема была актуальна для обоих.
Влад разлил разогретый суп по тарелкам, нарезал хлеб.
Пожелав друг другу приятного аппетита, принялись за еду. Темыч хлебал суп, временами попадая ложкой мимо рта – так занимал его вид Яновского, сидящего напротив.
Свитер и джинсы шли мужчине больше, чем костюм. В них он выглядел… живее. Естественней. Черная шерстяная ткань, облегающая мощные плечи и сильные руки, резко контрастировала с поблескивающей в коротких волосах ранней сединой. На фоне одежды глаза тоже казались темнее, неожиданно – теплее. Влад, не сдерживаемый галстуком, больше улыбался. Согретый его присутствием Темыч послушно тянул тарелку за добавкой и опять мазал ложкой мимо…
После обеда Яновский, не слушая протестов, встал к раковине мыть посуду. Темыч, поправив съехавшее одеяло, щелкнул кнопкой электрического чайника. Поболтал ногой, собираясь с мыслями. Ему хотелось поблагодарить Влада за все, что тот сделал для него. Подходящие слова крутились на языке, но отказывались выстраиваться в связную фразу.
В мыслях все было гораздо легче.
Влад расставил тарелки на сушилке и обернулся, вытирая влажные руки вафельным полотенцем. Мужчина, который привык водить дорогие иномарки и оставлять чаевые, размером в половину стипендии, только что накормил Темыча и прибрал за собой. Решив наплевать на велеречивость и сделать упор на интонацию, Артем просто сказал:
- Влад, спасибо тебе. За все.
Яновский кивнул, принимая благодарность.
Помолчали, глаза в глаза, не решаясь нарушить хрупкое равновесие.
Над головами мягко подрагивала лампочка, заливая желтоватым светом крохотную кухню. За окном опять зрела темнота. Тихо было так, что можно разобрать, о чем бормочет соседский телевизор за стенкой. И всего шаг разделяет друг от друга, но ноги будто свинцовые.
Вдруг оттолкнет?
Может, это лишнее?
Чайник щелкнул, сообщая, что кипяток готов. Артем засуетился, завозился с целлофановой упаковкой на пачке привезенного Яновским чая.
- Чашки на полке у тебя за спиной. Хочешь… в комнате чаю попьем? Фильм посмотрим?
И уши опять горят, будто спрашивает, есть ли у Влада с собой презервативы. И никак с собой не совладать. Но Яновский великодушно не заметил смущения, взяв на себя труд по приготовлению заварки. Артем перебрался в комнату, торопливо убедившись, что сложил диван и убрал постельное белье с глаз долой. На табуретке валялся забытый телефон, заговорщически подмигивая картинкой с крылатым конвертом.
Темыч взял мобильник, посмотреть, кому понадобился. Увидел, что от Стаса пришло аж четыре сообщения, но прочитать не успел – на пороге комнаты стоял Влад с парой дымящихся чашек.
- Что будем смотреть?
Артем поставил телефон на беззвучный режим и бросил под диван, чтобы не мозолил глаза.
- Эмм… а что ты любишь?
Влад пожал плечами и присел на край дивана, пристроив чашки на табурет, чтобы не сжечь руки. Артем, озадаченный выбором, погрузился в пучину сомнений.
Не показывать же ему дурацкие комедии про пироги и подростков. И не псевдогероику про мужчин в трусах поверх трико.
Поколебавшись, Темыч включил «кошаков» Кустурицы, сделав ставку на юмор и авторскую подачу. Когда-то кто-то из друзей сказал ему, что люди в мире делятся на два лагеря – те, кто любят этого цыгана, и те, кто его еще не смотрел. Как выяснилось, Яновский относился к первой категории и на идею смотреть вместе «кошаков» отреагировал одобрительно.
Свет включать не стали.
Сидели рядом, только руку протяни… Пили крепкий чай, посмеивались над происходящим на экране ноутбука. Артем, забравшийся на диван с ногами, укутанный в одеяло, чувствовал себя необычайно уютно. Таблетки действовали, понижая температуру до приемлемого уровня, усмиряя барахтающийся в груди кашель. В носу было сухо, дышалось без затруднений, но тяжело... Хотя к простуде это уже не имело никакого отношения.
Присутствие Влада в привычном, интимном пространстве жизни выбивало из колеи. Как и то, что он ни пальцем ни словом не пытался вернуть их обоих к тому, что происходило в машине… Тогда все было достаточно однозначно, а сегодня он вел себя так, будто пришел навестить больного друга. И между ними на диване лежит разделяющий меч, пресекающий все возможные поползновения. С любой стороны.
Артему хотелось близости. Повторить все вчерашнее и добавить еще, проверить, как глубоко оба смогут зайти. И раньше он никогда не испытывал сложностей с тем, чтобы самому сделать первый шаг. Показать, что ему нужно. Но с Яновским не работали обычные правила.
Слишком не похож на тех, кто нравился Теме раньше – до него. Неизвестно, как он отреагирует на попытку сближения. Будто к тигру в клетку руку суешь…
Напряжение покалывало кожу искрами статического электричества. Темыч выдохнул, поставил на пол чашку и подвинулся, касаясь бока Влада. В ту же секунду на его плечо опустилась тяжелая рука, накрепко прижимая к мужчине.
Губы Яновского ласково и как-то задумчиво коснулись макушки Артема. Он целовал его в затылок, не отрывая глаз от фильма, поглаживая по плечу ладонью настолько горячей, что на ней при желании можно было приготовить яичницу.
Ободренный Артем с комфортом устроился на плече Яновского и так же мечтательно-неторопливо погладил его губами по шее, чуть выше ворота свитера.
Оба делали вид, что все еще смотрят кино, сосредоточив все свое внимание на медленных, ненавязчивых прикосновениях друг к другу. Будто подкармливая тлеющий огонек. По щепотке, шаг за шагом…
Пока пламя не взметнется до небес.
Распаленный Влад, наконец, не выдержал и наклонился к Артему, целуя в губы. Покусывая, прихватывая их зубами поначалу нежно и ласково, потом, постепенно, крепче и жестче, разом с головой выдавая все, что только ждало шанса выбраться из-под контроля. До тягучих, как горячая карамель, стонов, до хрипловатых вскриков, пьянящих, дразнящих, провоцирующих… Языком заглаживая грубость, не останавливаясь, проникая внутрь, в приоткрытый рот. Который только и ждет, чтобы принять, обнять губами, втянуть в себя глубже, в жаркую, влажную глубину, отпустить и проскользить движение снова, бередя пошлые, сносящие крышу ассоциации.
Яновский отшвырнул в сторону путающееся под руками одеяло, рванул Артема на себя, усаживая на колени к себе лицом. Замер, прислушиваясь к надрывающемуся домофону:
- Ты ждешь кого-то?
- Нееет…
Темыч поерзал, устраиваясь поудобнее. Вцепился пальцами в короткие волосы, запрокидывая голову Влада, отвлекая его от своей шеи, возвращаясь к прерванному поцелую. Выклянчивая ту жесткость, от которой таял будто лед в кипятке. Поглаживая Яновского по шее, выстанывая в рот что-то чудовищно развратное, Артем прогибался под его руками, хозяйничающими под футболкой. Ладони мужчины прошлись от лопаток до поясницы, жадно сминая спину, пересчитывая выступающие позвонки. Потерли поясницу и легко пробрались дальше, под ремень джинсов, под белье, стискивая ягодицы. Заставляя упереться себе в живот бугром, топорщащимся на штанах. До искр из глаз – от боли и раздирающей сознание страсти.
Артем уткнулся лицом в колючий свитер на плече Яновского, кусая его, сжимая зубами, чтобы не орать в голос, переживая нахлынувшую волну острого возбуждения. Отодвинулся, переводя дух, потянулся трясущимися руками к паху мужчины, осторожно поглаживая сквозь одежду его каменно-твердый член. Улыбнулся на одобрительный вздох, осмелел… Забрался руками под свитер, приласкал ладошками нервно вздымающийся и опадающий живот. Примерился, расстегивая пуговицу на джинсах Влада, потянул вниз язычок молнии, закусив в предвкушении распухшую от жадных поцелуев губу…
Звонок в дверь подействовал на обоих как удар током, выбил из колеи. Артем скатился с колен Влада, будто застуканный на месте преступления. Яновский, поморщившись от неприятных ощущений, застегнул штаны и поправил задранный свитер.
- Точно никого не ждешь?
- Да нет же! Может, соседям что-то приспичило?
Настойчивый визитер продолжал нажимать кнопку сигнала, ржавым скребком царапая нервы. Темыч с воем взъерошил и без того торчком стоящие волосы, встал с дивана и прошел выяснять, кому что понадобилось.
Взвинченный, накрученный до предела звонком, прервавшим их на самом интересном месте, Артем не посмотрел в глазок. Распахнул дверь и отступил, не веря глазам своим.
На лестничной площадке стоял улыбающийся Стас.

@музыка: Nine Inch Nails - Warning

@темы: тварьчество

URL
Комментарии
2014-10-24 в 09:44 

Engelhaft
У меня один судья - я.
ААААААА!!! Приперся блин!!!(((

Автор, ваш оридж замечательно мил :jump4:
Герои очень живые и настоящие :hlop:
Спасибо, с нетерпением буду ждать продолжение))) :red:

2014-10-27 в 12:53 

Inviolabily
Смотри. Улыбайся.
Чудесный текст=) Жду продолжения с нетерпением:hlop::hlop::hlop:

2014-11-01 в 06:23 

Под большим впечатлением от истории. Зашла случайно, нашла нечаянно, теперь буду ждать продолжения.

2014-11-03 в 13:28 

Yoko-han
- Кто-кто?... Турук макто! (с)
Эх, на каком месте вы остановились!
Тоже буду ждать продолжение )

     

The Ivory Tower

главная