Helleborus_Nox
Название: История о том, как Гущин ходил за отеческим благословением
Автор: Helleborus_Nox
Фандом: "Экипаж" 2016
Рейтинг: G
Тип: джен
Жанр: юмор
Размер: драббл
Статус: закончен
Саммари: В прихожей будто парочка неуклюжих бегемотов танцевала твист – умудрились уронить трубку домофона, подставку для зонтиков и пару курток с вешалки. Все это меньше, чем за минуту. Один – точно Лешка. Но вот кого он с собой притащил?
Посвящение: Evan Oneil

Игорь Николаевич как раз заканчивал главу о встрече с Брежневым, когда в замке забряцали ключом. Оставалось всего абзаца три, поэтому он не поднял головы от печатной машинки, краем уха раздраженно прислушиваясь к возмутительному шуму, сбивающему связность мыслей.
В прихожей будто парочка неуклюжих бегемотов танцевала твист – умудрились уронить трубку домофона, подставку для зонтиков и пару курток с вешалки. Все это меньше, чем за минуту. Один – точно Лешка. Но вот кого он с собой притащил? Сын с кем-то шептался. До гостиной долетали обрывки фраз:
- …Стоять! Стоять, я сказал! Мы же обо всем договорились!..
- Алексей, я так не могу, это неправильно. Может, мы как-нибудь по-другому?..
- Без родительского благословения?! – Гущин-сын сдавленно зашипел. Гущин-отец невольно напряг слух. – Да ты спятил?!
Четко произнесенное «л» в конце фразы заставило греющего уши последнего авиаконструктора вздрогнуть. Он с неудовольствием уставился на почти набранную страницу, где теперь красовалась возмутительная ошибка. Все переделывать, чтоб его! Игорь Николаевич вытащил испоганенный лист из-под каретки и поставил на его место новый. Примерился пальцами к затертым клавишам машинки и вернулся к прерванному описанию разговора с Леонидом Ильичом.
- А, это ты? – Сумрачно поприветствовал он сына, замаячившего на пороге гостиной. – Чайник поставь. Ужин на плите.
- Спасибо, пап. Знакомься, это Андрей.
Из-за спины Гущина-сына выглядывал какой-то долговязый вихрастый хлыщ со взглядом потерянного мамонтенка. Гущин-отец раздраженно хмыкнул – еще Лешкиных приятелей ему дома не хватало, будут тут под ногами путаться… Показывая свое неодобрение, Игорь Николаевич демонстративно сосредоточился на работе. Алексей одобряюще похлопал друга по плечу, уговаривая не тушеваться, и кивнул в сторону стола:
- Ты присаживайся пока, Андрюх, а я, действительно, чайник поставлю.
Хлыщ покорно притулился на краешке стула и с любопытством завертел головой. Не отрываясь от печатанья, Гущин-отец холодно поинтересовался:
- Тоже пилот?
- Бортпроводник.
- Что, на летное училище мозгов не хватило?
- Нет, я сразу хотел… – стюард окончательно сник, беседа как-то не задалась.
- Папа, не нападай не Андрея. В конце концов, я его специально пригласил, чтобы с тобой познакомить. – Лешка приволок с кухни стул и присоединился к компании за столом.
- Зачем это? – Подозрительно осведомился Игорь Николаевич, постепенно подходя в «Записках» к моменту, на котором запнулся в прошлый раз.
- Ну как… – второй пилот на мгновение заколебался, а потом внезапно выпалил. – Правда, он красивый?
Гущин-отец от неожиданности выбил на машинке нецензурное слово, вместо того, чтобы произнести его вслух. Внимательно оглядел сначала сына, сияющего начищенным пятаком. Потом – бортпроводника, готового со стыда заползти под скатерть.
- В форме так вообще может для журналов сниматься. А еще он очень ответственный, – вдохновенно продолжал Лешка, завладев наконец-то вниманием целевой аудитории, – и аккуратный. Видел бы ты, как он салфетки складывает! Это же настоящее произведение искусства. Сейчас покажет, правда, Андрей? Давай, удивим папу… Пап, где у нас салфетки?
Папа, и без того в край удивленный, недоумевающее пожал плечами. Андрей незаметно для окружающих начал нервно грызть уголок злополучной скатерти.
- Вооот, – второй пилот, кажется, ничуточки не расстроился. – А Андрей сразу бы сказал, где салфетки! У него еще и память очень хорошая. К тому же он жутко пунктуальный. Отец, ты ведь всегда жаловался, что я всюду опаздываю…
Гущин-старший, которому конкретно поплохело, расстегнул воротник рубашки, чтобы подышать. Про Брежнева он забыл напрочь.
- Папа, тебе нехорошо? У Андрея всегда с собой аптечка! – Алексей вошел в раж. – Видел бы ты, как он искусственное дыхание делает! Закачаешься!
Игорь Николаевич предпочел бы никогда этого не видеть. Как и всего стюарда целиком. Но деваться было некуда. Пришлось разомкнуть непослушные губы, так и норовящие сложиться в заковыристое «ёп», и максимально-спокойно поинтересоваться:
- Ты к чему это все ведешь?
- А к тому, что ты сам говорил… – Второй пилот прислушался к свисту на кухне. – О, вода закипела. Погодите, я сейчас чайку организую.
- Может, я? – Андрей оставил скатерть в покое и вознамерился слинять из-под тяжелого родительского взгляда.
- Сиди-сиди, Андрюх, ты же гость! – Непутевый сын снова похлопал его по плечу, на полувзлете обрывая хитрый маневр. – Хотя, папа, чай он тоже отлично готовит! И кофе. По утрам, знаешь ли, нет ничего лучше приготовленного им бодрящего кофейку…
Пока Алексей возился с заваркой, в гостиной царила гнетущая тишина. Бортпроводник чувствовал, как над его головой клубится грозовое облако готовое вот-вот поразить молнией неуместного гостя. К счастью, Гущин-сын быстро вернулся. Он расставил чайные приборы, придвинул один поближе к стюарду и заботливо поинтересовался:
- Тебе ведь пару кусочков сахара, как обычно?
Андрей примерился, не сможет ли он утопиться в своей чашке, где таяли два кубика рафинада. Алексей сел на место, хлебнул чаю и вдохновенно продолжил:
- Так я о том, что ты сам говорил: «Алексей, к своему экипажу надо притереться!» Вот я и… притерся. Теперь без Андрюхи никак не могу, понимаешь?
Побагровевший Гущин-отец медленно кивнул. Подобного применения собственных советов он не воображал даже в страшном сне. Очень осторожно, с каким-то благоговейным ужасом он спросил сына:
- А как же эта твоя… блондиночка?
- Саша? При чем здесь она, когда речь идет о крепкой мужской дружбе? Без нее обойдемся!
Глаза Игоря Николаевича начали обморочно закатываться.
- Тем более что на этот фрахт нам дополнительный пилот не нужен. – Невозмутимо добил Гущин-сын.
- Какой к черту фрахт? – Вспылил авиаконструктор, перед глазами которого уже пронеслись картины всевозможных содомических ужасов.
- Ну так я же о чем толкую? – Обиделся Лешка и принялся объяснять с самого начала. – Шестаков наш борт сдал в аренду итальянцам на целый квартал. Но Андрюху не хотят ставить в команду. Считают, мы тремя бортпроводниками обойдемся. Как можно полететь без такого замечательного человека?! Я уже к директору подходил, но тот ни в какую не хочет вмешиваться. Пап, повлияй на него, а? Ты же знаешь к нему подход!
Гущин-отец, который обычно терпеть не мог просьб по работе, на этот раз только облегченно выдохнул. Одним глотком осушил свою чашку. И сразу потянулся за телефоном…
Второй пилот хитро подмигнул трясущемуся стюарду. Вопрос был улажен.
Главное – это правильный подход.

@музыка: Bobby McFerrin & Robin Williams – Come Together (The Beatles cover)

@темы: Тварьчество