Helleborus_Nox
Название: Без обязательств
Автор: Helleborus_Nox
Бета: -
Фандом: оригинальное произведение
Рейтинг: NC-17
Тип: слэш
Жанр: драма, PWP
Размер: предположительно - миди
Статус: в процессе
Саммари: - Тогда позволь говорить начистоту. Я хотел бы время от времени заниматься с тобой сексом. Если ты тоже не против, давай договоримся – без обязательств. Никто никому ничего не должен. – Звучало на редкость потребительски, будто Яр обговаривал условия рабочей сделки. Но лучше сразу расставить точки над «i», чем потом выслушивать жалобы на разбитое сердце.
Посвящение: Лунатику, прячущемуся между строк.

Часть 1. "Никто никому ничего не должен"

19 сентября 2015 года, утро

Ярослав дождался, пока его новоиспеченный любовник выйдет из душа, с комфортом устроится за столом на кухне и сделает первый глоток утреннего кофе. Потом сел напротив, сложил пальцы домиком и начал нелегкий, но необходимый разговор:
- Виктор, прошлая ночь была потрясающей. Но серьезные отношения меня не интересуют. В принципе. Понимаешь?
Собеседник кивнул, с аппетитом уминая омлет. Похоже, завтрак занимал его гораздо больше, чем обсуждение сложившейся ситуации.
- Тогда позволь говорить начистоту. Я хотел бы время от времени заниматься с тобой сексом. Если ты тоже не против, давай договоримся – без обязательств. Никто никому ничего не должен. – Звучало на редкость потребительски, будто Яр обговаривал условия рабочей сделки. Но лучше сразу расставить точки над «i», чем потом выслушивать жалобы на разбитое сердце.
Виктор задумчиво пил кофе и с ответом не спешил. Его основательность подкупала, такие решения, действительно, не стоило принимать с наскока. Ярослав мысленно скрестил пальцы на удачу, надеясь, что дело выгорит. Они познакомились в клубе накануне вечером – стандартный сценарий случайной связи, не раз отыгранный Яром. Обычно он не стремился удержать кого-то в своей постели дольше одного-двух раз. Но капризные мальчики-тусовщики надоели ему до зубовного скрежета. Хотелось найти удобного постоянного партнера без лишних претензий, трезво смотрящего на жизнь. Новый знакомый показался подходящей кандидатурой: незатасканный, симпатичный, вменяемый… И в плане физической близости выше всяких похвал. Разумеется, сложно составить правильное впечатление о человеке за столь короткий срок, особенно если учитывать, что большую его часть они провели в койке. Но чутье подсказывало – по тому, как Вик примет подачу, можно сделать далеко идущие выводы.
- У меня есть условие, – наконец, сообщил он.
Лишь бы не сморозил сейчас какую-нибудь глупость…
- Я настаиваю на том, чтобы мы соблюдали определенную… честность по отношению друг к другу. – Виктор элегантно обошел неуместное здесь слово «верность». Взял ломтик хлеба из плетеной корзиночки, благодарно кивнул на услужливо придвинутые масло и джем, – спасибо. Я вовсе не упоротый фанат моногамии, меня волнуют исключительно гигиенические соображения. Да, я брезглив. Если мы собираемся… поддерживать контакт, то никакого секса на стороне, окей? Когда кто-то появится на горизонте или нам просто надоест – разбежимся без претензий.
Ярослав с облегчением улыбнулся, он и сам собирался предложить нечто подобное. Его вовсе не прельщали перспективы лечиться от ЗППП или отбиваться от чужих ревнивцев.
- Это справедливо. Я согласен.
- Отлично. Тебе бутерброд сделать?
- Поменьше масла, побольше джема, пожалуйста. Да, именно так… Еще кофе?
За столом царила спокойная, даже умиротворенная обстановка. Утро без будильника с приятным послевкусием бурной ночи располагало как следует побездельничать, щедро тратя время на всякую ерунду. Например, неторопливый завтрак. Или обстоятельное, вдумчивое изучение сотрапезника.
Да уж, спохватился…
Впрочем, солнечный свет не перебил первого впечатления. Виктор был приятен глазу, красиво и аккуратно ел, пустой болтовней не доставал. К предложению на грани фола отнесся с разумной рациональностью, не порывался возмущаться или клянчить денег, прекрасно аргументировал свою позицию… В целом, они нашли абсолютное взаимопонимание.
Это позволило Ярославу заметно расслабиться, в полной мере наслаждаясь ненавязчивым обществом нового любовника. Покончив с едой, Яр сгрузил посуду в мойку и вернулся к обсуждению деталей их соглашения.
- Итак, ужины с продолжением один или два раза в неделю. Предпочтительно – у меня дома. Устраивает?
- Вполне, – Вик лениво потянулся, запрокидывая голову, разминая плечи. Небрежно расстегнутая рубашка разошлась в стороны, демонстрируя его стройное обнаженное тело. Завораживающее зрелище, разом подбрасывающее угля в топку. – У тебя еще есть время или ты торопишься? Как на счет того, чтобы скрепить наш уговор?
Ярослав отзеркалил лукавую улыбку и с готовностью шагнул навстречу.

19 сентября 2015 года, день

- Хочешь сказать, он согласился? – маячивший в окошке скайпа Сашка недоверчиво покачал головой.
- Почему тебя это удивляет? – Яр откинулся в кресле, разглядывая скептическую физиономию друга на экране ноутбука.
Жизнь давно раскидала их по разным концам света, однако они поддерживали общение и регулярно созванивались. Из-за несовпадения часовых поясов и графиков работы связаться удавалось нечасто, раз в две-три недели. Впрочем, этого хватало, чтобы наговориться впрок… По сути, Александр был единственным человеком, от которого Ярослав не держал секретов. Они без купюр обсуждали абсолютно все, включая перипетии тернистой личной жизни обоих. Разделяющее их расстояние в какой-то мере даже способствовало откровенности, нивелируя неловкость.
Ярослав в общих чертах рассказал Сашке о новом знакомом и результатах утренней беседы. Почему-то достигнутая договоренность вызвала у друга серьезные подозрения.
- То есть он привлекательный и адекватный молодой человек…
- Именно. По всем параметрам – буквально десять из десяти.
- Тогда зачем ему секс без обязательств с каким-то левым мужиком? Троепольский, я не эксперт, конечно… Но сдается мне, что вокруг таких эталонных экземпляров должны толпами виться желающие прибрать сокровище к рукам. Причем по полной программе.
- Полагаю, у него есть свои мотивы, – Яр пожал плечами, не особенно желая вдаваться в тонкости психологии нового любовника.
- Дай угадаю, ты настолько впечатлил его постельными подвигами, что он не устоял перед соблазном регулярно трахаться без лишних заморочек? – Сашка со смехом замахал руками в ответ на хмурый взгляд друга. – Извини, я перегибаю палку… Просто если бы он запросил материальное вознаграждение это было бы куда понятнее. А так… не удивлюсь, если вскорости из райского яблочка полезут жирные тараканы. Сам знаешь, клубные знакомства редко доводят до добра.
- Расклад безопасный, у меня полностью развязаны руки. Начнутся неприятные сюрпризы – пошлю его подальше.
- И все-таки, будь осторожен, Троепольский. Не вляпайся.
- К чему ты клонишь? – устало осведомился Ярослав, порядком утомленный бессмысленной дискуссией.
- Ситуация смахивает на классическую ловушку, в которую попадают наивные гетеросексуалы, вроде меня. Девушка соглашается, что у вас «ничего серьезного», а сама надеется: «Он влюбится в меня без памяти и обязательно передумает!». Типичный сценарий брака по залету. Разумеется, тебя пузом не привяжешь, но… Уверен, Яблочку быстро надоест такое положение вещей, и он захочет большего. Опомниться не успеешь – возьмет тебя в оборот.
- Я не позволю ему выйти за рамки нашего соглашения. Если он действительно рассчитывает вскружить мне голову, то быстро обломает зубы.
- Ну-ну, – Александр хмыкнул и перевел тему: – Ладно, хватит об этом. Как в целом дела?
Друзья протрепались еще около часа, обсуждая текущие события в жизни обоих. За разговорами Троепольский напрочь забыл о Викторе и не вспоминал, пока не взялся за уборку. Стягивая с кровати измятое постельное белье, он невольно вернулся мыслями к прошлому вечеру…

…Парнишка сидел за столиком в шумной компании завсегдатаев заведения. Белая рубашка, классические брюки – он выглядел менеджером среднего звена, которого внезапно выдернули на вечеринку прямо с работы. Как позже выяснилось, догадка была недалека от истины. Они разговорились у бара, куда Виктор подошел сделать заказ, а Ярослав – прощупать почву.
Наметанный глаз не подвел – Вик впервые оказался в этом клубе. Он пришел без пары, внимание к своей персоне принимал благосклонно, и, слава богам, не тащил танцевать. Когда его приятели гурьбой высыпали в центр зала, скакать под какой-то мегапопулярный хит, Троепольский пересел к Виктору. Пара комплиментов на ушко, смахнуть невидимую пылинку, задержав горячую ладонь на плече – и дело в шляпе. Вик легко согласился перебраться куда-нибудь, где потише. Он благоразумно предупредил свою компанию о том, что отчаливает, и Ярослав неизбежно попал под прицел сканирующих взглядов. На него смотрели с любопытством, но без претензий. Кажется, появление Троепольского никому малину не обломало.
Они немного посидели в баре по соседству. Виктор выдал о себе вполне приличные анкетные данные: двадцать шесть лет, одинок, явно позволяет «вести», но при этом держится довольно независимо. Невысокий и тонкокостный, он казался младше озвученного возраста. Лицо Вика напоминало лисью мордашку: маленький подбородок, нос-кнопка и округлые щеки, крутой изгиб бровей, придающий взгляду подкупающую открытость, теплые глаза цвета спелых орехов… Симпатичный, даже красивый, на свой особенный лад. Его суетливые руки с узкими ладонями и подвижными пальцами непрестанно что-то теребили – салфетку, зубочистку или ремешок часов. Впрочем, взволнованным он не выглядел, непринужденно поддерживал нейтральный разговор, очень заразительно смеялся и пил с умеренной осторожностью.
Не откладывая дело в долгий ящик, Троепольский пригласил его к себе. И с удовлетворением понаблюдал, как раззадоренный интерес нового знакомого неотвратимо перевешивал все сомнения.
На заднем сиденье такси они держались за руки. Яр подушечкой большого пальца гладил Виктора по тыльной стороне ладони. Тот кусал губы, пряча предвкушающую улыбку. А в лифте первым полез целоваться. У двери Ярослав никак не мог попасть ключом в замок, но безупречно-точно находил губами чувствительные точки на шее Вика, заставляющие его тихонько постанывать. Спонтанная близость подогревала и без того бушующий голод. Оба задыхались от нетерпения, за считанные минуты взвинтив друг друга до максимума.
В квартире Троепольский позволил гостю немного осмотреться, ступая за ним по пятам. Но, несмотря на собственное намерение быть сдержанным, то и дело срывался на жадные поцелуи и все более смелые ласки. Притиснутый к первой попавшейся стене, полураздетый Виктор с усилием выпутал подрагивающие пальцы из его волос, и деловито поинтересовался:
- Где у тебя ванная комната? Мне бы привести себя в порядок…
Ярослав показал нужную дверь и спешно проверил спальню: постельное белье свежее, прикроватный светильник отрегулирован на ненавязчивое мерцание. Он переложил кондомы и смазку под подушку и побродил по комнате, не зная, чем еще себя занять.
Может, музыку включить? Что-нибудь расслабляющее… Или, наоборот, пободрей?
Троепольский придирчиво перебирал каталог записей на экране стереосистемы, когда со спины его обвили теплые ласковые руки. Он обернулся – Вик предстал перед ним полностью обнаженным, на упоительно пахнущей свежестью коже еще поблескивали капельки воды. Оказалось чертовски увлекательно собирать их языком, провоцируя распаленного партнера на новые томные звуки. Как прикасаться к чутко настроенному инструменту, складывая стоны и вскрики в причудливую музыкальную импровизацию.
Стереосистема осталась забыта. Они перебрались на кровать, общими усилиями освобождая Яра от одежды. Виктор на корню пресек его попытку наведаться в душ, бескомпромиссно усевшись верхом. Любовники остервенело целовались, руки Троепольского вальяжно оглаживали упругие ягодицы, пальцы так и норовили проскользить по ложбинке меж ними, пока больше дразня, чем лаская.
- Презерватив? – жарко выдохнул в самое ухо Вик, ерзая на его коленях.
- Обязательно. Не торопи события… – Ярослав самодовольно усмехнулся, прыткость любовника льстила.
Опрокинув его на постель носом в подушку, Яр занялся обстоятельным изучением чужого тела. Легонько укусил за плечо, потом выше, у основания шеи. Прихватил зубами загривок, получив в награду еще один сладкий всхлип. Помассировал спину, отмечая, с какой готовностью Вик выгибается под ним. И только тогда потянулся за флакончиком любриканта, чтобы как следует увлажнить пальцы…
Поддавался парнишка туго, хотя правильные реакции выдавали богатый опыт. Он грамотно расслабился на первое проникновение и подался навстречу, помогая растянуть себя. Троепольский плавно вводил в него сначала один палец, потом – два, чуть согнув, чтобы лучше чувствовать выступающий бугорок простаты. Виктор попеременно то придушенно хныкал, умоляя о чем-то, то яростно вгрызался в уголок подушки.
Доведя его до кондиции, Ярослав с пошлым хлюпаньем вытащил пальцы и занялся своей подготовкой. Поспешно вскрыл упаковку защиты, натянул презерватив на колом стоящий член, растер по нему еще немного смазки. От прикосновения к себе искорки заплясали в глазах, яйца поджались от потребности кончить прямо сейчас. Давно он так не заводился, будто нетерпеливый школьник.
Вик перевернулся на спину и призывно раздвинул ноги, руками подхватывая себя под колени. Троепольский невольно залюбовался открывшейся картиной – едва знакомый молодой красавчик, изнывающий от желания. Лицо раскраснелось, язык развратно скользил по губам, плоский живот вздымался от шумного частого дыхания, эрегированный член был выставлен напоказ, всем своим видом умоляя подрочить. Яр подпихнул под поясницу Виктора подушку, поднимая повыше задницу, и примерился головкой к блестящему от любриканта анальному отверстию.
Он давил, не останавливаясь, пока не втиснулся на всю длину. Качнулся назад, выходя наполовину, и снова погрузился внутрь. Содрогающийся от возбуждения любовник закинул ноги ему на плечи и закончил движение за него, самостоятельно насаживаясь на член. Они двигались сбивчиво, Ярослав напирал, пытаясь посторонними мыслями отвлечься от неизбежной скорой развязки, Вик тихонько вскрикивал, обеими руками отчаянно стискивая себя. Амплитуда нарастала, участившиеся влажные шлепки слились в один непрерывный звук.
Голова шла кругом, пот катился со лба, Троепольского бросало из жара в адское пекло. Яйца сводило от желания разрядки, кровь бурлила кипятком. И тогда он просто отпустил себя, безжалостно растрахивая узкую задницу своего восхитительного партнера. Тот изогнулся, застыв на пике очередного проникновения, и забился в судорогах – совершенно молча, широко распахнув невидящие глаза. Его сперма изливалась толчками, пятная живот белой глазурью. Без того тесное нутро крепко сжалось, буквально вытягивая из Ярослава оргазм.
Троепольский сорвался с ритма и кончил, оставаясь внутри. Долгожданное освобождение накрыло его долгой, тягучей волной. От отпустившего перенапряжения трясло, пульс гулко стучал в ушах. Яр в беспамятстве осыпал поцелуями лежащие на плечах ступни Виктора, каждый судорожно поджатый пальчик.
Кое-как успокоившись, он вытащил опавший член, придерживая наполненный презерватив. Не глядя, зашвырнул использованную резинку под кровать и рухнул рядом с любовником. Собственнически притянул к себе отяжелевшее от бессилия тело, нашарил ртом его податливые губы.
Они неспешно ласкались языками, не обращая внимания на горячую липкость исходивших потом тел. Отголоски удовольствия отдавались мурашками от макушки до пяток. Троепольский готов был вслух признать, что ему давно не доводилось испытывать такого кайфа. Но нарушать блаженное молчание казалось почти кощунственным…
Изнеможденный Вик быстро отключился. Ярослав оставил его задремавшим, раскинувшимся на переворошенной постели, и на нетвердых ногах убрел в ванную. Когда он вернулся из душа, Виктор безмятежно спал, лежа на животе. Троепольский вытащил из-под него забытую подушку, чего тот даже не заметил, и устроился на другой половине кровати. Но долго дистанцию не выдержал, подвинулся ближе, утыкаясь лицом в его каштановые с рыжинкой волосы, и умиротворенно закрыл глаза.
Разве он мог подумать, что случайный секс с подцепленным в клубе парнишкой окажется таким крышесносным? Застарелый плотский голод отступил, сменившись приятным ощущением полной расслабленности.
Хотелось повторения, пусть прямо сейчас сил и не осталось. Возможно, в будущем.
Ярослав твердо решил поговорить с любовником утром. Шансы невелики, но…
Додумать мысль он не успел, провалившись в глубокий сон.

19 сентября 2015 года, вечер

- Хочешь сказать, ты согласился? – Крыжовников отложил в сторону очередную накладную и ошарашено уставился на друга.
- А почему нет? – Виктор пожал плечами и демонстративно сосредоточился на документах. Им предстояло перелопатить еще кучу бумажек, любой «разбор полетов» затянул бы и без того долгую работу. Но если Вадьке Крыжовникову пригорело – тут хоть убейся.
- Смотрите-ка, главный скромняга города пошел вразнос! Дементьев, он тебя случайно головой не приложил, пока вы шпилились? Может, таблеточек каких подсунул?
- «Шпилились»… – Вик неприязненно поморщился. – Вадим, что за формулировка?
- Тыкались письками. Дружили организмами. Ебались, – мстительно отчеканил Крыжовников, вгоняя друга в краску. – Как больше устроит? Вить, не увиливай от вопроса. В принципе, я понимаю, зачем ты со мной в клуб поперся. Не все ж самому свою кочерыжку полировать, природа требует. Но план вроде был разочек с кем-нибудь состыковаться и разбежаться. А теперь ты блестишь шальными глазищами и на полному серьезе собираешься регулярно трахаться с этим типом!
- Между прочим, ты сам мне его сосватал. Или уже забыл?
- Никого я не сватал! – искренне возмутился Вадим. – Просто заметил, как он на тебя смотрит, будто жрет десертной ложкой. Поспрашивал по людям, кое-кто его знает. Нормальный мужик, не псих, любит кадрить свежее мясо, вроде тебя… Вот я и решил порадеть зацелибатившемуся другу. Подтолкнуть, так сказать, в правильном направлении. Кстати, как прошло?
Дементьев отложил документы и потер ноющие виски. После клубной авантюры день пошел кувырком, все валилось из рук, а тут еще Крыжовников клещом прицепился.
Не отстанет ведь…
- Нормально. Даже хорошо. – Отделаться нейтральной формулировкой не получилось, Вадим проникновенно заглядывал в глаза, ожидая сочных подробностей. – Что смотришь? Большой у него, большой. И пользоваться умеет.
Крыжовников восторженно раскудахтался. Пришлось стукнуть его пачкой бумаг поувесистей, чтоб угомонился, но не помогло. Вадька ловко увернулся и откатился подальше, во все горло распевая похабную частушку.
Хорошо, что магазин давно закрылся, единственный охранник сидел в своей каморке на первом этаже и не спускал глаз с телевизора. А друзья заперлись в кабинете менеджеров на втором, группируя невостребованные товары для возвратов поставщикам. Перед традиционным октябрьским учетом следовало освободить отделы от залежавшихся позиций, чтобы потом меньше считать.
Когда-то Дементьев познакомился с Крыжовниковым именно здесь, в книжном, куда оба устроились работать простыми консультантами. Несмотря на диаметральную противоположность характеров, они крепко сдружились. За несколько лет Вадим вырос до старшего по этажу, а Виктор перешел на должность менеджера по закупкам. Принадлежность к разным сторонам баррикад (управляющий состав и продавцы негласно враждовали между собой) не рассорила их. Наоборот, теплые отношения всегда помогали найти компромисс.
Так же и в прочих сферах жизни. Хотя иногда Дементьев в упор не мог понять, почему он считает самым близким человеком того, у кого в заднице не просто шило, а целая коробка подожженных фейерверков. Однако, при всей своей напускной дурашливости, Крыжовников был ответственным и внимательным товарищем. А его знаменитая интуиция, которую он метко именовал «жопой чую» зачастую помогала по-новому взглянуть на проблему. Как, например, сейчас.
- Ладно-ладно, кролик впал в эйфорию и вывалился из гнезда, – Вадька поерничал еще немного и посерьезнел. – Жопой чую, ничего хорошего не выйдет. Вить, этот Ярослав – не твой формат. Ты же понимаешь, его не перетянешь в стан преданных романтиков. А значит, никаких свиданий, никакого участия…
- Никто никому ничего не должен, – закончил Дементьев не своими словами и решительно кивнул. – Пока меня такое положение вещей вполне устраивает. Если ветер переменится – разбежимся, вот и все.
- Скажи честно, чем он зацепил? Ты бы не стал со скуки связываться с первым попавшимся мужиком, уж я-то знаю.
- Хмм… – Виктор задумался, покачавшись в вертящемся кресле из стороны в сторону. – Ярослав не стал вешать мне лапшу на уши. Сразу четко обозначил, что ему нужно. И принял условие не заводить случайных связей, пока мы с ним… Конечно, контролировать его я не смогу. Но это и не понадобится. Я уверен, он не станет мне врать, а также предельно честно сообщит, если у него кто-то появится.
- Вижу, тебя еще не отпустило от Никиты. Как там говорится? Обжегшись на молоке, дуют на водку.
- Возможно, – не стал спорить Вик, которого привычно покоробило упоминание бывшего. – Ты прав, он – не мой формат. Но знаешь, что окончательно убедило меня согласиться? Смеяться будешь…
- Ну, давай, жги, Бернард Блэк местного разлива.
- Он мне завтрак приготовил. Никита за полтора года ни разу не сподобился.
Вадим забухтел было про то, как легко некоторых подкупить едой, но Дементьев его заткнул, возвращая к работе. Чем быстрее они закончат, тем скорее разойдутся по домам. О том, что произошло после завтрака прямо на кухонном столе, он тактично умолчал…

…Хотя в паху до сих пор предательски теплело при одном воспоминании, электрические искорки проскакивали по взъерошенным нервам от макушки до пяток. Поначалу Виктор чувствовал себя кошмарно неловко, он понятия не имел, как утром вести себя с тем, на кого запрыгнул после двух часов знакомства. Прежде ему не доводилось вытворять ничего подобного.
Но Крыжовников своими дурацкими шуточками попал точно в цель. Дементьев устал от одиночества. С Никитой они расстались полгода назад, и все это время Вик механически существовал, погрузившись в унылую рутину. На автопилоте спал, ел, работал, засиживаясь допоздна – лишь бы не возвращаться в пустую квартиру.
Обеспокоенный состоянием друга, Вадим решил помочь ему развеяться традиционным для себя способом и потащил в самое злачное место города. Крыжовников всегда жил настоящим моментом, превращал каждый день в праздник с привкусом дурдома, как перчатки менял любовников и любовниц... Исподволь Виктора восхищала легкость, с которой тот сходится с людьми. Воодушевившись его примером, Дементьев попробовал на один вечер отпустить тормоза.
Что сказать, получилось…
Впрочем, если бы не Вадька, он бы Троепольского попросту не заметил. В клубе было слишком темно и шумно, от обилия людей рябило в глазах. Виктор откровенно растерялся и собирался по-тихому слинять, когда Крыжовников зарядил ему острым локтем под ребра:
- Смотри, этот самец явно на тебя запал.
«Самцом» оказался хорошо одетый, статный мужчина лет тридцати, ошивающийся неподалеку.
- Вить, прогуляйся-ка до бара, посмотрим, клюнет или нет…
Ярослав, действительно, подошел познакомиться. Они перекинулись парой слов, и Дементьев вернулся к другу, уже успевшему провести разведку. Кандидатуру Троепольского на «разовый перепихон» Крыжовников одобрил. Сунул в карман Виктору пару презервативов и едва белым платочком не помахал вслед. Гад.
Поначалу Дементьев паниковал, но непринужденная болтовня в уютном баре, куда они переместились из клуба, дала возможность расслабиться. Яр к месту шутил, внимательно слушал и, не нагромождая лишних деталей, рассказывал о себе. Заметное достоинство. В представлениях Вика о сексуальности хорошо подвешенный язык значил не меньше внешности, хотя с этим у Троепольского тоже не было проблем. Гремучая смесь буквально всех фетишей в одном флаконе: цепкий взгляд прозрачно-серых глаз, нос с горбинкой, тяжеловатая линия нижней челюсти и, на контрасте – чувственные, очень притягательные губы… Породистое, интересное лицо, достойное резца античного скульптора. И не только лицо – под одеждой угадывалось сильное, рельефное тело, пластика скупых жестов наводила на мысли о хищнике, выжидающем в засаде.
Дементьев невольно чувствовал себя «добычей», неким призом, который пытались заполучить, и в какой-то мере интерес такого мужчины его даже грел. «Черт, да меня сняли,» – подумал он, усаживаясь в такси. Догадка казалась до смешного нелепой, почти абсурдной. Всю дорогу Виктор не мог перестать улыбаться этому внезапному откровению.
А в тесной кабине лифта, гарантированно отрезавшей их от чужих глаз, сам сделал первый шаг. Еще одно мудрое изречение от гуру-Крыжовникова: если ты пассив, это вовсе не означает, что ты бревно.
Виктор любил секс, любил эксперименты в постели, но предпочитал партнеров, с которыми налажен определенный эмоциональный контакт. Обычно ему требовалось время, чтобы в полной мере раскрыться перед кем-то. Однако тут свою роль сыграло и полугодовое воздержание, и осознание мимолетности встречи. Это раскрепощало, заставляло отрываться на всю катушку, отдаваясь случайному любовнику…

…Троепольский разбудил его щекотным поцелуем в ухо. Вик сквозь сон отмахнулся, накрываясь одеялом с головой, и лишь потом сообразил, где находится. Он торопливо вскинулся на постели, заозирался по сторонам. Ярослав был уже одет, его темные, влажные после душа, волосы топорщились ежиными иголочками.
- Сколько времени? – попытался сориентироваться Дементьев.
- Четверть десятого. Омлет будешь?
- Буду, – вопрос показался Виктору странным, до него не сразу дошло, что ему предлагают завтрак.
Троепольский кивнул, принимая информацию к сведению. Положил на уголок постели чистое полотенце, новые, с биркой, тапочки и зубную щетку в упаковке. А потом вышел из спальни, деликатно позволяя Дементьеву привести себя в порядок. Это оказалось кстати – его одежда так и осталась в ванной комнате аккуратной стопочкой на стиральной машине.
Внимание Ярослава к деталям слегка напрягло, наводя на мысли о контрол-фриках. Но, если заткнуть проснувшуюся паранойю, он вел себя как радушный хозяин по отношению к гостю. Не выставил пинком за дверь, не накинулся за добавкой, не запел о смертельно больной жене, стараясь отделаться – ничего из того, чем временами блистали Вадькины хахали.
Пока утро начиналось неплохо. Только подтянувшаяся за паранойей неловкость заставляла чувствовать себя не в своей тарелке.
Поэтому, поглощая омлет с сыром и помидорами, Дементьев старался не пересекаться с любовником взглядами. Слушал явно заготовленную заранее презентацию секса без обязательств. И думал о Никите.
Ни разу за полтора гребаных года…
Прямолинейность Ярослава импонировала. Он с энтузиазмом согласился на обоюдную «честность». Озвучил вполне приемлемый график встреч. И в целом его «никто никому ничего не должен» уже сулило Виктору гораздо больше, чем последние «серьезные отношения», закончившиеся некрасивым разрывом. Троепольский оказался хорош в постели, так почему бы и не попробовать?
Как минимум – интересный опыт. Как максимум – немного живого огня в тухлом болоте будней.
Кроме того, перспектива регулярных занятий сексом с привлекательным и опытным партнером будоражила те стороны личности Виктора, которые обычно не отсвечивали. Внутренний извращенец игриво подергал бровями и шепнул: «Между прочим, на работу только к двенадцати…».

До постели не добрались. Кинулись друг на друга, переворачивая табуретки, будто не было вчера ничего, словно успели истосковаться по отчаянной близости и теперь торопились урвать, пока не отняли. Троепольский усадил Вика на край стола и обрушился шквалом жадных поцелуев. Дементьев немедленно оплел его руками и ногами, отвечая с не меньшей страстью.
Он уже знакомым жестом запустил пальцы в волосы Ярослава, упиваясь ощущением их пружинящей жесткости. Под обманчивой мягкостью потрясающих губ Яра чувствовалась опасная твердость зубов. Язык Дементьева на пробу скользнул в приоткрытый рот, прошелся кончиком, касаясь нижней кромки… И оказался немедленно затянут в ловушку. Троепольский с готовностью углубил поцелуй, его руки до треска в ребрах сжали Витькины бока, не давая вдохнуть.
Сердце строчило пулеметной очередью, нахлынувшее возбуждение натягивало брюки. Дементьев жалобно заскулил, потираясь пахом о торс любовника. Сжалившись, Ярослав расстегнул его ширинку и поднырнул рукой под резинку трусов, обхватывая наполовину вставший член. Пары дразнящих движений хватило, чтобы придать ему каменную твердость. Подушечка большого пальца кругами ласкала головку, тесный плен ладони лишал остатков разума. Виктор зажмурился и запрокинул голову, позволяя партнеру осыпать укусами свою шею. Но Троепольский на этом не остановился, перекинулся к плечам, оставляя на ключицах отпечатки зубов и багровые отметины наливающихся засосов.
Чертовы замашки собственника. Лишь бы ниже воротника рубашки…
Чувствуя, что еще немного – и он попросту опозорится, Дементьев расцепил хватку ног и потянулся руками к пуговице домашних джинсов Ярослава, тоже распираемых стояком. Но тот отнял от себя трясущиеся пальцы и отступил на шаг.
- Погоди, я схожу за…
Договорить Вик не дал, выложил из кармана всученные Крыжовниковым презервативы, как козырь из рукава. Яр плотоядно усмехнулся, долгим взглядом изучая отрывисто дышащего, раскрасневшегося Дементьева с торчащим из штанов членом, сочащимся предэякулянтом.
- Прошаренный мальчик.
Виктор хотел было возмутиться на определение «мальчик» от человека, старше его на каких-то жалких пять лет, но не успел. Его сдернули на пол, опрокинули животом на стол и стащили вниз сбившиеся брюки вместе с бельем, одновременно и раздевая, и стреноживая. Пришлось опереться на локти и привстать на носочки, в буквальном смысле теряя тапочки. Настойчивые пальцы коснулись развратно выпяченной задницы, еще заметно ноющей с прошлой ночи. По краю сознания промелькнула запоздалая мысль о забытой смазке, но было поздно хлопать крыльями, когда сам недвусмысленно дал понять, что ждать не намерен.
Пальцы скользнули внутрь аккуратно, даже нежно – похоже, Троепольский обильно смочил их слюной. После вчерашних упражнений растяжка далась легче, но каждый раз, когда они проезжались по пульсирующему центру удовольствия внутри, ноги подкашивались, предавая хозяина. Дементьева шатало. Из-за отсутствия твердой опоры ему казалось, что он вот-вот взлетит. А когда Ярослав вернул свободную руку на его член, Вик в голос взвыл.
Земля окончательно ушла из-под ног.
Удовлетворенный такой реакцией, Троепольский вывел из него пальцы, намеренно надавливая на простату. Положил руки на ягодицы Дементьева, разводя их в стороны, раздвигая и без того открытый анус.
Член уперся прямо в отверстие, Яр водил головкой по колечку мышц, не спеша внутрь. От его хриплого, рваного дыхания волосы дыбились на загривке. Однако этот изверг тянул время, то ли опасаясь поранить, то ли издеваясь. Нет, совершенно точно издеваясь!
Виктор застонал, на сей раз от отчаянья. И попытался насадиться сам, но не преуспел – Троепольский не давал ему рыпнуться, ступни болтались в воздухе, как у висельника. Не выдержав пытки, Дементьев сквозь стиснутые зубы прошипел:
- Слава… пожалуйста!
Тот замер. Толкнулся внутрь с тихим рыком, но неглубоко, тут же подаваясь назад. Потребовал севшим голосом:
- Повтори.
Виктор выдохнул, его уши пылали от стыда. Внутренний извращенец вопил, чтобы его отодрали и пожестче. Но просить вслух такие вещи Дементьев все же не решался, поэтому лишь покорно повторил:
- Пожалуйста, Слав. Пожалуйста, Слав… Слаа-ава!..
Троепольский окончательно припечатал его к столу, упираясь руками в поверхность по обе стороны тела. И вогнал член в три коротких, резких толчка, синхронизируясь со срывающимися криками. Край злополучной деревяшки то и дело впивался в подвздошные косточки Вика, но боль оставалась где-то за гранью пылающего сознания. Все нутро жгло от ритмичных движений, Яр имел его размашисто и грубо, именно так, как хотелось.
Дементьев прогибался под ним, стараясь усилить контакт, бесстыже подставлял задницу и выстанывал раздирающий его жар.
- Да! Да! Дааа-агх…
Как всегда перед финалом горло свело от напряжения, и он захлебнулся очередным криком. Троепольский почувствовал его готовность, запустил руку под стол, лаская вздыбленный член и мягко сжимая мошонку.
Напряжение достигло предела и перескочило за грань возможного, разрешившись вспышкой сверхновой. Виктор содрогнулся в последний раз и кончил, пачкая спермой подставленную ладонь. Его колотило с такой силой, что стол под ним жалобно скрипел, готовый рухнуть. Пришедший следом оргазм партнера добавил ощущений, продлевая эйфорию.
Несколько минут Дементьев не мог ни говорить, ни двигаться. Кости словно расплавились, превратив его тело в аморфное, безвольное желе, мягкую подстилку под навалившимся сверху Яром. Тот очнулся первым и отодвинулся, оставляя тянущую пустоту внутри. Вик болезненно поморщился и попытался встать, чувствуя себя марионеткой, у которой разболтались шарниры.
Оправив свою одежду, Троепольский помог ему дошкандыбать до табуретки. Брюки и белье остались на полу. Живот ниже пупка украшал яркий след от края стола, обещая обернуться солидным синяком. Дементьев сидел на кухне своего вроде-как-уже постоянного любовника в одной мятой рубашке и совершенно невменяемо улыбался.
Ярослав поставил остывший чайник на огонь и сел рядом с Виктором, взяв за руку. Задумчиво прижался губами к тыльной стороне его ладони, посмотрел прямо в душу своими невозможными льдисто-серыми глазами и неожиданно поделился:
- Знаешь, сокращение «Слава» я обычно не люблю. Полностью «Ярослав» или «Яр» меня больше устраивает. Но ты невероятно эротично подгонял меня своими «пожалуйста»... Голос был такой – крышу сорвало напрочь. И твое «Слава» показалось… уместным. Каким-то особенным.
- Я правильно понял, что получаю эксклюзивное право на варварское обращение «Слава» в исключительных случаях? – сориентировался Дементьев и получил подтверждающий кивок. – Хмм… Яр мне тоже нравится.
Яр. Язык коротко плеснул и уткнулся в нёбо, пробуя на вкус произношение. Яр-р-р. Виктор протянул звук подольше, чувствуя, как имя оборачивается раскатистым рычанием. Неплохо.
- Тогда ты можешь звать меня «Вик». И при любых обстоятельствах это будет лучше, чем «Виктор».
- Я запомню, – пообещал Троепольский. – Как ты, Вик? В порядке? Мы могли слегка перестараться…
Дементьев расплылся в очередной безумной улыбке, не представляя, как описать словами насколько он в порядке. Лучше и быть не могло.
Чайник закипел, выпуская из носика струю плотного пара.
На работу Вик опоздал на полчаса, чего с ним прежде не случалось.
И дальше весь день пошел кувырком…

@музыка: Glass Animals - Black Mambo

@темы: Тварьчество